пятница, 22 мая 2015 г.

Статуя Полины Бонапарт-Боргезе в Риме

   Из трех сестер Наполеона Бонапарта — “трех коронованных куртизанок”, как их называли, — лишь одна оставалась с ним во время его первого изгнания на Эльбе, и лишь одна настойчиво просила британское правительство о разрешении жить с ним в годы его последней ссылки на уединенном острове Святой Елены. Этой сестрой была Полина Бонапарт.
   Ее преданность брату, ее готовность разделить с ним его мучения поразили тех, кто хорошо знал Полину. Потому что ее жизнь до той поры представляла собой образец культа собственных слабостей и легкомыслия. Среди женщин, нарушавших в тот период супружескую верность, она была уникальным явлением; ее отношение к брачным узам и адюльтеру никогда не изменялось. У нее абсолютно отсутствовало чувство вины. Она была совершенно аморальна.
   Ее физическую красоту — смысл и цель ее существования — сохранил для потомства Антонио Канова, итальянский скульптор, родившийся в семье бедного каменщика и возвысившийся до сана маркиза Искиа. Канова, чьим главным покровителем был папа Климент XIV, выполнил в Париже несколько заказов для Наполеона. И, вполне естественно, Канова обессмертил сестру Наполеона Полину, изваяв ее в мраморе. Совершенно очевидно, что в создании этого произведения участвовали не только руки Кановы, но и его сердце. Из всех выдающихся скульптур Кановы — а многие из них украшают Лувр, палаццо Питти, Ватикан, Эрмитаж в Санкт-Петербурге — именно обнаженная фигура Полины принесла ему наибольшую известность.
   Полину Кановы, которая предстает в виде насмешливой, чувственной Венеры, описанной в одном путеводителе как “задумчивая, слегка забавляющаяся”, можно увидеть полулежащей в один из залов Галереи Виллы Боргезе в Риме. Кажется, что Полина Кановы принадлежит к временам цезарей. Возможно, у нее чересчур прямой и длинный нос и слишком острый подбородок, но само тело — от изящных шеи и плеч до совершенных груди и бедер — великолепно.

   Все знавшие Полину были единодушны в том, что ее маленькое тело не имело дефектов. Если недостатки и следовало искать, то их надо было искать в ее характере. Поэт Арно говорил: “Она являла собой необыкновенное сочетание совершенной телесной красоты и невероятной моральной распущенности. Самое очаровательное создание, которое я когда-либо видел, она в то же время была сама легкомысленность. Она поступала, как школьница”. Она наслаждалась, передразнивая знаменитостей, любила шутки и грубые развлечения, презирала умные разговоры, особенно когда дело касалось истории, музыки или живописи. Ее культом была ее плоть, и с восхитительной щедростью она лишь немногих воздыхателей лишала возможности разделить с ней плотские наслаждения.
   Чтобы спасти репутацию своей взбалмошной сестры, если уж не удавалось сохранить ее целомудрие, Наполеон стал подбирать для нее мужа. Вскоре такой кандидат появился в лице принца Камилло Боргезе. Принц оказался очаровательным безмозглым 28-летним итальянским Крезом, недавно унаследовавшим огромное состояние, а также одну из лучших в мире коллекций бриллиантов и набитую произведениями искусства виллу Боргезе в Риме. Полина была заинтригована. Наполеон санкционировал брак. Наблюдатели, знавшие, что принц Боргезе — полное ничтожество, были в полном недоумении. Вот что сказала о принце Боргезе герцогиня д'Абрантес: “Отдаваться ему означало не отдаваться никому”. Полина, по-видимому, решила не обращать внимания на ограниченность принца Боргезе и сосредоточиться на его куда более привлекательной черте — богатстве.
   Не успев стать женой Боргезе, Полина вступила в самый экстравагантный и безнравственный период своей жизни. Она прыгала из постели в постель.
Мало кто из женщин, до или после нее, жил в такой роскоши и столь чувственной жизнью. У нее было шестьсот платьев, на миллионы франков драгоценностей, и она переезжала с курорта на курорт в экипаже, запряженном шестеркой лошадей. Когда она поселилась в Нейи, Наполеон выделил ей 130 тысяч франков ежемесячно в придачу к итальянскому состоянию, которым она уже владела.
   В отличие от большинства француженок Полина сделала культ из ванны. Ее наряды были столь откровенны, и ее тело столь часто выставлялось напоказ, что она понимала: чистоплотность необходима. Она купалась каждое утро в бочке, наполненной 20 литрами молока, смешанного с горячей водой.
   После Эльбы — а Полина разделила с Наполеоном четыре месяца его изгнания — принц Боргезе, утешившийся с любовницей во Флоренции, набрался храбрости, чтобы возбудить дело о разводе. Полина отчаянно сражалась во время судебного процесса и добилась узаконения раздельного проживания супругов, а также 20 тысяч франков в год, права собственности на палаццо Боргезе и права на свои собственные апартаменты на вилле Боргезе. Когда ее брачные проблемы разрешились, ей было уже почти 40 лет, и она страдала из-за своего возраста. Она носила десять ниток жемчуга, чтобы скрыть морщины на шее, и приказала отправить в хранилище статую Кановы, для которой послужила моделью, чтобы клеветники не могли видеть как она стареет.
   Умирающая от рака, шесть врачей, лечивших ее, не могли ее утешить. Она захотела, чтобы к ней вернулся муж. Папа Лев XII, как говорят, добился примирения между Полиной и принцем Боргезе. Если это и так, то их совместная жизнь продолжалась недолго. 9 июня 1825 года в присутствии супруга и младшего брата Жерома 45-летняя Полина Бонапарт высказала свою последнюю волю и утвердила завещание; недолго промучившись, она скончалась — с зеркалом в руке.
   Ее предсмертное желание состояло в том, чтобы во время похорон ее гроб не открывали. Для тех, кто хочет ее увидеть, сказала она, имеется скульптура Кановы. Ее желание было удовлетворено. Гроб остался закрытым. Статую Кановы извлекли из хранилища и выставили для всеобщего обозрения. И Полина Бонапарт снова стала молодой.

Новые предложения каждый день: отелей, апартаментов, вилл и не только...на любой бюджет!

Booking.com
                                          Купить дешевый авиабилет онлайн

Комментариев нет: